StyleDeko

Интернет-журнал о дизайне и декоре

Царское село

Царское село

Сады и парки Царского Села были устроены при императрице Елизавете. Хотя немногие из дворцов этой эпохи могут сравниться с пышностью и размахом Царскосельского дворца, сады его по размерам сравнительно скромны. Часть парка от Большого дворца до Эрмитажа, по-видимому, более старая, начатая, может быть, до императрицы Елизаветы, состояла из цветочных партеров, спускавшихся террасами к стриженым боскетам, окружавшим Эрмитаж. Пока деревья были низки, а партеры не засажены липами, вид на раззолоченный дворец от четвертого уступа был, вероятно, весьма эффектен.

Теперь же сквозь густые рощи лип едва мелькает фасад дворца, на уступах несимметрично расположены пруды — и прежнее очарование исчезло. Можно думать даже, что первоначальное расположение аллей, очень сложное по рисунку, сохранилось лишь вблизи грота. Там эти аллеи мелкие и расположены звездообразно. Распределение их в остальных частях довольно однообразно, кроме расхождения трех аллей у четвертого уступа.

При императрице Елизавете по одну сторону парка были расположены служебные постройки (оранжереи и т. п.), а по другую — пруд, вначале, вероятно, прямоугольный. Нa берегу его находился и до сих пор цел великолепный грот растреллиевской постройки. По форме он грузен, но необычайно пышен- внутри же когда-то был украшен раковинами. Сравнивая богатство украшений и удивительную прелесть его торжественных пропорций с относительно скромной внешностью шереметевских гротов, можно думать, что и внутренняя отделка была сказочной. К сожалению, императрица Екатерина II распорядилась ее уничтожить.

Стриженый сад с восточной стороны заканчивался у Эрмитажа наиболее оригинальной по плану из садовых построек XVIII в. План его отчасти напоминает нимфенбургский Пагоденбург и состоит из довольно обширного четырехугольного зала, к углам которого присоединены небольшие кабинеты. Здание двухэтажное: внизу помещение для машин и для прислуги, а наверху — зал для пиршеств. Столы этого зала имеют приспособления для подъема блюд снизу для каждого обедающего и могут быть спущены, когда желательно столовую превратить в бальный зал. Невысокий цоколь здангор украшен легкими скульптурами. Над ним до крыши протянуты парные колонны, поддерживающие изящные эффектные изломы карниза. Раскраска здания в зеленый, белый цвет и бронзу (при Елизавете Петровне — золото) придает всему зданию исключительно праздничный вид. К сожалению, не сохранился канал, окружавший постройку, фонтаны на балюстраде его и статуи на всех куполах и на изломах крыши.

Размеры только что описанного парка незначительны, может быть, потому, что он был намечен еще при скромном дворце императрицы Екатерины I, и уже тогда появились служебные постройки вдоль по Садовой улице, препятствовавшие разрастанию парка вширь. Лишь по другую сторону дворца на месте нынешнего Александровского парка можно было широко раскинуть площади и посадки. Перед длинным фасадом дворца Растрелли поместил широкую площадь, охватив ее низкими полулунными флигелями <<циркумференции». Между флигелями, против средины дворца, он поставил широкие тройные ворота с великолепными решетками. От них проходит очень широкая, обсаженная двумя рядами лип аллея, которая крестообразно пересекает «зеленую перспективу», равную ей по ширине.

В конце липовой аллеи открывался вид на Монбижу, прелестный павильон, соответствовавший Эрмитажу и не менее затейливый по форме. Он находился в центре квадратного зверинца, окруженного при Елизавете Петровне стеной с бастионами по углам.

Хотя трудно себе представить более эффектное сооружение, чем царскосельский эрмитаж, но Монбижу, может быть, превосходил и его. Здание стояло на высоком цоколе, имело эффектно изогнутые наружные лестницы и было покрыто изящным куполом.

Теперь вместо него стоит тоскливый Арсенал, радиальные аллеи заменены изогнутыми, и лишь кое-где заметен эффект прежних перспектив. Но хотя и нет Монбижу, вид широкой липовой аллеи, особенно в сторону Большого дворца, очень красив, и эффектна «зеленая перспектива» в сторону Александровского дворца; четырехугольные участки, лежащие по сторонам липовой аллеи и «зеленой перспективы», охвачены так называемым Крестовым каналом. Канал проведен позже, но квадратная разбивка относится еще к елизаветинскому времени, и даже сохранилась часть деталей: «Грибок», т. е. возвышенная площадка, обсаженная когда-то фигурным цветником, а теперь поросшая высокими деревьями, и гора Парнас.

Вокруг «Грибка» сохраняется подстрижка аллей и зеленые ниши хранят еще воспоминания XVIII в. Они, правда, слишком широки, чтобы быть уютными, и недостаточно широки, чтобы быть торжественными, особенно теперь, когда исчез центральный цветник, но все-таки являются одними из самых поэтичных уголков: парка.

Гора Парнас со спиральной дорожкой настолько заросла лесом, что трудно вообразить ее вид в XVIII в., когда она была открыта и с нее можно было любоваться всем парком. Бельведеры подобного типа были нередки в прежних парках: например, холмик со спиральной дорожкой имелся в римской вилле Медичи. Вид парка с царскосельского Парнаса имеется на картине XVIII в., в Большом Царскосельском дворце. В начале XIX в. на Парнасе собирались построить «Ротонду».

В общем, в Царскосельском парке елизаветинского времени зодчий не мог или, вернее, не успел развернуться, так как главное внимание было обращено на дворец, а парк был поручен ученикам; но судя по великолепию липовой аллеи и по несравненному своеобразию Эрмитажа и Монбижу, можно предполагать, что сад Растрелли, если бы зодчий успел его закончить, был бы исключительным по блеску и роскоши. Не являясь архитектурным сооружением в настоящем смысле этого слова, сад был хорошо рассчитан, так что и сейчас аллея вековых лип великолепно гармонирует с блестящей и сильно растянутой постройкой дворца.

Совершенно своеобразным украшением елизаветинских парков были катальные горки. Первая из них была устроена в Царском Селе. На том месте, где теперь терраса для музыки, возвышался эффектный растреллиевский павильон, и от него спускались перекаты по аллее к «Руине» и на остров, что посредине пруда.

Такая же горка была и в Ораниенбаумском парке, где павильон был построен Ринальди и сохранился до сих пор. Архитектура его удивительна по легкости контура, напоминающего фантастические постройки на пейзажах японцев, по остроумию плана и внутренних украшений Торелли и Бароцци.

Скат начинался от балкона второго этажа и простирался вдоль всей той поляны, на краю которой находился павильон.

Царское село

Next Post

Previous Post

© 2020 StyleDeko

Проект winterweb.pro